НПО «Экономика»
НПО «Экономика»
В начало Пишите нам
–––——— 1921 Нам - 89 лет! 2010 ———–––

Экономическая энциклопедия регионов России
подробнее

Экономическая энциклопедия регионов России
подробнее

Е.В. Полиевктова. "Моя история издательства"

 Хочу сразу оговориться, что мой рассказ об издательстве начнется с того момента, как оно стало называться «Экономикой». Это, скорее, рассказ не об истории издательства, а о первых впечатлениях совсем еще девочки, которая, как она думала, совсем ненадолго «забежала» в издательство, чтобы сразу же по окончании зимней сессии в Университете покинуть его.

 Случилось так, что, сдав вступительные экзамены на филологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, я недобрала сотых баллов, необходимых для поступления на дневное отделение, потому что по болезни не сдавала экзамены на аттестат зрелости, и мне автоматически снизили оценки по нескольким предметам. После довольно драматичных для меня событий при передаче документов с дневного отделения на вечернее, а главное – экзаменационного листа с четырьмя пятерками, передо мной встала задача, к решению которой я была абсолютно не готова: в течение одного дня необходимо было представить справку о том, что я где-то работаю. Поскольку учиться я должна была на филологическом факультете, а в последних классах школы неоднократно готовила редакционные материалы для журнала «Советская торговля», то, конечно, моя работа должна была пересечься с творческой организацией. Не скрою, в моем трудоустройстве мне помогли. Издательств в то время было немного, и работа в них считалась столь ответственной и престижной, что путь на работу в издательство был, даже для высококлассных специалистов, непростым.

Можно сказать, мне повезло: имея за плечами только аттестат об окончании средней школы, правда, с высокими оценками, и справку о том, что являюсь студенткой одного из лучших вузов страны, я оказалась в издательстве «Госторгиздат».  Буквально через 2 месяца, объединившись с «Госпланиздатом» и издательством Центросоюза,  оно стало издательством «Экономика». Историю этого издательства принято отсчитывать с декабря 1921 года, когда в Государственной общеплановой комиссии Совета труда и обороны СССР был создан редакционно-издательский отдел. Но я уже предупредила, что поделюсь только личными впечатлениями об издательстве «Экономика».

Поначалу я слабо представляла, что такое издательство, и уж конечно вовсе не догадывалась о своей роли в нем. Как уже говорила, я забежала ненадолго, решая свои личные проблемы. Меня манила веселая, как мне тогда казалось, неведомая, но загадочная студенческая жизнь. А работа в издательстве, где из одного помещения в другое «сновали» с какими-то бумажками серьезные «дяди и тети», показавшиеся мне скучными стариками и бабулями, и обсуждали с серьезным видом вещи, ни в коей мере не интересовавшие меня, казалась мне временной необходимостью. Причем, необходимостью, с   которой я расстанусь сразу же, как только «заработаю» на первой сессии заветные пятерки и окунусь в студенческий мир, о котором так мечтала.

Если мне кто-нибудь сказал тогда, что я «задержусь» в этом издательстве на 40 лет, я бы весело посмеялась: «Этого не могло быть, потому что не могло быть никогда».

Вспоминая свои первые шаги на трудовом поприще, думаю, что только молодость, неспособность в этом возрасте «застревать» на проблемах, самоуверенная уверенность, присущая только этому возрасту, что «можно преодолеть все, стоит лишь захотеть», помогли выдержать первые трудности. Эти трудности были связаны с тем, что между школьными веселыми деньками и рабочими буднями существовала огромная пропасть, и я оказалась в издательстве не путем долгих преодолений, стремления оказаться именно здесь и не в результате каких-то особенностей, дававших мне шанс оказаться первой, опередив не менее, а может быть, более достойного. Поэтому мне буквально каждый день и час показывали, что я должна всеми правдами доказать, что я достойна оставаться в столь славном коллективе. Словом, наука была жесткой, не всегда справедливой, но, как я теперь понимаю, необходимой. Надо сказать, что суровую школу жизни в издательстве прошли практически все мои ровесники, которым посчастливилось связать свою судьбу с издательством «Экономика».

Вот с этого момента и начинается моя история издательства. Так случилось, что помещение, которое занимала редакция литературы по экономике и организации торговли, в которой я начала работать, было самым большим в нашем тогдашнем здании. Соответственно, все мероприятия проходили именно там, будь то собрания коллектива, планерки, на которых обсуждались текущие задачи, а главное – заседания Редакционного совета. В его состав входили ведущие ученые-экономисты, имена которых известны не только в нашей стране, но и  за  рубежом. Достаточно назвать Л.И. Абалкина, Т.С. Хачатурова, С.С. Шаталина, Е.М. Примакова, Д.С. Львова. Несколько позднее к ним присоединились тогда еще молодые А.А. Шохин, Е.Т. Гайдар, Р.И. Хасбулатов и многие другие.

В нашей редакции обсуждались многие рукописи, а значит, и многие новые идеи, которые будоражили тогда весь ученый мир: это и экономическая реформа, проводимая тогда под руководством А.Н. Косыгина, и переход многих предприятий на хозрасчет, а значит -  большая хозяйственная самостоятельность и оперативность в принятии управленческих решений. Причем каждое обсуждение начиналось всего лишь с разбора достоинств той или иной рукописи, но буквально через 10—15 минут разгорались серьезные споры по поводу точки зрения того или иного автора, его концепции, его видения будущего экономики, а значит, и будущего страны. Дебаты были горячими, участие в них принимали не только авторы, маститые ученые, но и редакторы издательства. Среди них многие были со званиями, степенями. Словом, в дискуссиях принимали участие обе стороны – и ученый мир, и издательский коллектив. Забившись где-нибудь в уголке, меня переполняла гордость, что и я, пусть косвенно, «втянута» в решение судьбоносных вопросов, в выстраивание будущего своей страны. Слушая теперь рассуждения о том, что только в 90-е годы наступила эра гласности, свободы высказываний, я неизменно вспоминаю те, теперь уже далекие, шестидесятые.  Тогда в одном из помещений небольшого двухэтажного особнячка, рядом со знаменитым Московским зоопарком, высказывались довольно смелые и совсем нелицеприятные для сильных того мира мысли, по сравнению с ними, многие сегодняшние выступления кажутся просто выпадами не очень хорошо воспитанных людей.

Для каждого из нас, работников редакций издательства, каждое такое обсуждение было не просто школой творчества, уроком профессионализма, но и школой жизни. Прежде всего,  обозначалось отношение к проблеме, к своему труду, а главное – к своей стране, потому что в большинстве случаев книга писалась не для самого автора, его желания выразить себя, позиционировать, как это принято говорить теперь в ученой иерархии, а  для продвижения вперед своих  идей, и,  в конечном счете,  движения вперед своей страны.

Здесь мне хочется особо подчеркнуть, как мне кажется, главное в работе издательства в то время. Мы трудились в стране, где вся жизнь была подчинена плану, вся деятельность издательства, всех его сотрудников была четко и жестко распланирована, буквально каждый день был расписан не по часам, а по минутам. Как только было принято решение о включении той или иной рукописи в план, ее прохождение по подразделениям издательство было расписано: столько-то времени на редактирование, вычитку, печатание, проверку, пребывание в типографии, первую верстку, вторую верстку, сверку, выход книги в свет. Не было такой причины, кроме разве конъюнктурных, чтобы можно было нарушить график прохождения, как тогда назывался этот процесс, рукописи в производстве. Но даже в этих жестких условиях вся наша работа была пронизана творчеством, и эта главная привлекательная черта нашей работы, которая, кстати говоря, и решила мою судьбу: отказавшись от веселого студенчества, я надолго прикипела к нашему издательству.

В каждой редакции, а их было на тот момент 10 (в 80-е годы появилась одиннадцатая – редакция переводной литературы), работало по 6-7 человек,  как правило, 5  редакторов и 2  младших редактора. В процессе редактирования каждый обсуждал какие-то сложные моменты «своей» рукописи с коллегами, нередко в помощь призывались заведующий редакцией, заместитель главного редактора, а то и сам главный редактор. Самый интересный момент – «снятие вопросов с авторами», когда автор и редактор как бы демонстрировали свою компетенцию, подготовку, видение проблемы. Можно сказать, «кто – кого». Причем по форме общение было настолько корректным и профессиональным, без выпадов и бестактностей, без демонстрации амбиций, не подкрепленных ни знаниями, ни опытом, а в полном смысле общение двух интеллектов, двух глубоко образованных и профессиональных людей, наблюдать за которыми нам, молодым, было и интересно, и поучительно.

Нас, младших редакторов, также привлекали к творчеству, призывали не автоматически сверять правленые и чистые тексты, а вносить свою лепту в совершенствование материала, замечать все мелочи, которые оставались за кадром в битве титанов. После нас рукопись попадала в  «святая  святых» - к корректорам. Тогда их было 20. Будучи на тот момент очень грамотной, во всяком случае, даже четверок по русскому у меня не было, в общении с тогдашними корректорами я понимала, насколько «велик и могуч» русский язык, сколько в нем тонкостей и нюансов, знание которых доступно только им.

В те времена очень серьезно относились к слову, стилистике, не доверяя только авторской интерпретации. Возможно, в своем редакторском творчестве порой переходили заветную меру, как бы оставляя самого автора, его манеру изложения где-то в стороне, отдавая предпочтение языку, его жестким и  неумолимым правилам. Сейчас мы несколько иначе относимся и к авторским текстам, и к своей редакторской роли, отдавая предпочтение автору. Как мы теперь говорим, все-таки именно автор обозначен на переплете и титуле книги, а имя редактора – где-то сзади, очень деликатно, петитом. Разумеется, редактор обязан высказать свое мнение, свои возражения, свои предложения автору, но последнее слово – за автором. Книга – его детище, а мы – редакторы, лишь его помощники, мы, так сказать, пестуем его детище и выводим его в люди.

Очень бережно относились тогда к цитированию, особенно великих людей – К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина. Не позволялось не то, чтобы допустить ошибку в цитате, пропустить запятую, но отслеживалось и то, на какой стадии была внесена та или иная поправка: если в сверке (последней корректуре перед книгой), то «нерадивый» сотрудник наказывался – премия ему снижалась. Причем сведения о снижении премии, а в исключительных случаях  и о лишении премии вывешивались на доске объявлений, и переживания были нешуточные – не по поводу как такового снижения, а по поводу собственной нерадивости.

Теперь уже многие прошлые строгости воспринимаются с юмором, но в то же время понимаешь: так воспитывалось отношение к делу, к своим обязанностям. «Распеканий» подчиненных, которые сегодня наблюдаешь постоянно, тогда не было. Во всяком случае, нас, молодежь, не унижали никогда. Все старшие своим отношением к делу, к работе, к коллегам демонстрировали нам, как надо работать, учили и профессионализму, и жизни – отношениям в коллективе, взаимовыручке, помощи, умению не предать, не бросить в беде. Из этого, как я теперь понимаю, складывается жизнь каждого человека, его отношение к разным обстоятельствам, к разным людям. Только с годами начинаешь понимать, что твоя работа не сама по себе: и ты, и твой профессионализм – это всего лишь звенья жизни, звенья огромного дела, в котором не только и не столько ты, сколько множество людей, и у каждого из них - своя роль, свое понимание и себя, и своей задачи. Словом, все сложно и неоднозначно. И чем больше ты понимаешь это, тем бережнее начинаешь относиться к людям, к твоим коллегам, стараясь понять даже тех, кто весьма далек от тебя и по взглядам, и по пониманию  ваших общих задач.

Главная наша беда сегодня – это отсутствие преемственности.

Увы, молодежь не стремится, как раньше, в издательства, редакционная работа представляется ей скучной, рутинной, а может быть, и ненужной. Книг пишется и издается множество, и даже авторы порой уверены, что их рукописи сами собой становятся книгами. Только истинные авторы, к коим принадлежит известнейший академик Д.С. Львов,  справедливо считают, что какой бы прекрасной и замечательной ни была рукопись, только тогда она становится книгой, когда над ней поработает редактор.

К сожалению, есть и наша, опытных редакторов, вина в том, что не привлекаем молодых, не «заражаем» их своей любовью к нашей профессии, умению из разрозненных глав и параграфов «слепить» книгу, довести ее до читателей, сделать ее такой, чтобы она нашла отклик в сердцах людей. Тем более это ценно сейчас, когда книг много, но лишь некоторые из них становятся по-настоящему бестселлерами, тем более в нашей, довольно узкой области. И роль редактора в этом немалая, а подчас и решающая.

Кстати, перейти из младших редакторов в редакторы в те годы было очень-очень трудно: в глазах руководства человек, который существенную часть рабочего времени не расстается с ножницами и клеем, вряд ли способен полностью переключиться на творческую и ответственную работу редактора. Почему с ножницами и клеем? Да потому, что вся правка в уже отредактированную, вычитанную и перепечатанную рукопись вносилась путем так называемой «подчистки»: перепечатывались 2-3 строчки с правкой и вклеивались в текст. Надо сказать, работа эта профессиональными младшими редакторами проделывалась виртуозно: высший пилотаж состоял в том, чтобы вклеенные строчки невозможно было отличить от основного текста. Так вот, проработав 8 лет младшим редактором, получив диплом об окончании МГУ, отредактировав несколько рукописей самостоятельно, я, надо сказать, с превеликим трудом перешла из младших в настоящие редакторы. Без преувеличения можно сказать, что по тем временам такой переход приравнивался к полету в космос.

Тогда же, в 70-е в издательстве появилось почетное звание «Наставник»: к опытным редакторам «подключали» начинающего с тем, чтобы все организационные, творческие и технические вопросы, связанные с доведением рукописи до книги, решались совместно. Начинание это, на мой взгляд, было прекрасным и взаимополезным – и для профессионала, и для новичка. И, в первую очередь, для самой рукописи, которая буквально отшлифовывалась до блеска.

Вот так становились редакторами: не в одночасье, а путем долгой и целенаправленной учебы. Кроме того, работа наша была не только интересной, престижной, но и хорошо оплачиваемой. Особенно проявилось это тогда, когда издательство перешло на хозрасчет, и мы каждый месяц в прямом смысле ощущали свой собственный вклад в повышение рентабельности нашего предприятия: ежемесячная премия, 13-я зарплата по итогам года – прямые тому подтверждения.

Сейчас, увы, вознаграждение, который получает редактор за свой труд, ни в коей мере не равноценно тем умственным, психологическим и физическим затратам, которые он прилагает в процессе своей деятельности. Наверное, и в этом кроется причина того, что молодежь обходит стороной издательства, наш труд им кажется в чем-то эфемерным, не очень нужным, а уж вознаграждение и просто смешным. А ведь работа редактора предполагает огромное внимание, знание теории и современных тенденций в развитии экономики, которой мы призваны заниматься, постоянного повышения профессиональной подготовки.  Ежедневная работа с текстом для редактора, все равно, что гаммы для музыкантов.

В последнее время стала популярна и такая тенденция: текст редактировать не нужно, пусть выходит в «авторской редакции». С такой пометкой, кстати, и выпускают многие издательства свои книги, но это не всегда правильно. Причем, речь идет не только о грамотности и проверке фактического материала. Например, в те же «советские годы» нам казалось «революцией» выпустить книгу за девять месяцев, теперь это можно сделать за месяц-два. Но в таком случае теряется много важного. И качество текста, и литературная, а порой, и грамматическая обработка оставляют желать лучшего, тогда как лет двадцать назад выпуск книги, от содержания до иллюстративного материала, обсуждался всем редакционным коллективом. Мы роптали: «Зачем обсуждать книгу, когда она уже вышла?» Но это давало возможность не допустить прежних ошибок, творчески и технически совершенствоваться в своей работе. Действительно, было много «заморочек». Ошибки в корректуре правили тремя карандашами: авторская правка вносилась одним цветом, корректорская – другим, редакторская или цензурная – третьим, с тем, чтобы отделить, чей «урон» издательству больше - за правку в последней корректуре нужно было расплачиваться не в переносном, а в прямом смысле.

Не хочется, чтобы сложилось такое мнение, будто в те давние годы все было прекрасно и замечательно. Разумеется, многие моменты сейчас воспринимаются в лучшем случае с юмором. И книги выходили не всегда актуальные, рассчитанные на столь узкий круг читателей, что сейчас бы было осуждено резко и бесповоротно. И много сил и времени тратилось на абсолютно наивные, с высоты сегодняшнего восприятия, вещи, например, участие в уборке городских территорий.  Во всяком случае, Кутузовский и Калининский проспекты очищались сотрудниками во время небезызвестного Ленинского субботника более чем тщательно. Действительно, профессиональная жизнь была тесно связана с общественной жизнью, и в этом было больше минусов, чем плюсов. Нельзя не вспомнить, что комсомольцы, например, не только собирали взносы, но и активно благоустраивали территорию, примыкающую к зданию издательства. Деревья росли, цветы, как им и положено, цвели, волейбольная площадка всегда была готова к игре. Словом, в обеденный перерыв можно было не только перекусить (кстати, обеды для сотрудников издательства были бесплатными), но и подышать воздухом, насладиться созерцанием красивой благоустроенной территории, а молодым - и перекинуться мячом.

Если уж заговорили о плюсах тогдашнего бытия, то нельзя не вспомнить об активной роли профсоюзного комитета. Сотрудники издательства получали  путевки в санатории и дома отдыха (каждый год работы в издательстве приносил свои преимущества), бесплатные поездки по стране (в каких только республиках и городах бывшего Союза не побывали издательские работники!), путевки на теплоходы – плавали и по Волге, и по Белой, заходили и в Кижи, и в Ленинград. Дети сотрудников отдыхали в пионерлагерях, зимних домах отдыха, а уж о подарках к праздникам и говорить не приходится. Да что поездки и путевки! Многие (разумеется, не все) сотрудники издательства получили квартиры в так называемом издательском доме, который мы строили одновременно с  офисным зданием, в котором расположено нынешнее издательство «Экономика». Нескольким кадровым сотрудникам квартиры были куплены. Вот почему коллектив издательства складывался многие годы, текучки практически не было, работать было интересно, престижно и выгодно. Было ощущение, что коллектив и общественные организации  помогут не только профессионально, но и в быту, встанут на защиту, не дадут в обиду.

Что осталось таким же, как раньше? По-прежнему, каждая рукопись для нас – знакомство с новым автором, его стилем, новым видением какой-либо проблемы. Причем проблемы эти не отвлеченные, из какой-то другой, «не нашей», жизни. Ведь экономика сейчас вызывает интерес не только у специалистов, но в прямом смысле у каждого из живущих в нашей стране:  решение любой экономической задачи сегодня – это решение проблем каждого из нас, настолько тесно связана наша жизнь с экономикой, ее взлетами и падениями.

 Иногда ребята-стажеры проявляют искренний интерес, казалось бы, к «рутинной работе» редактора. Обычно это студенты экономических факультетов московских вузов. Ведь под эгидой НПО «Экономика» выпускаются очень интересные, можно сказать, эпохальные книжные серии. Это – «Системные проблемы России. Путь в XXI век. Стратегические проблемы и перспективы российской экономики», «Российские академики об экономике», «Экономисты-лауреаты Нобелевской премии». Пожалуй, главным трудом  издательства и НПО «Экономика» в последние годы стала многотомная «Экономическая энциклопедия регионов России». Скажу честно, ее первый  том «Свердловская область» рождался долго и в больших муках. Это  первое и очень объемное издание по современному экономическому положению крупного российского региона. Кроме научно-редакционного совета НПО «Экономика» над этой серией работают две редакционные коллегии: одна – издательства и научно-производственного объединения «Экономика», другая включает непосредственно авторов, экономистов той или иной области России, которой посвящен энциклопедический том. Нужно отметить, что эта энциклопедия – воплощение в жизнь идеи Председателя научно-редакционного совета НПО «Экономика», доктора экономических наук, профессора, члена-корреспондента РАН Феликса Имираслановича Шамхалова. Следует сказать, что под его руководством или в его авторстве в издательстве «Экономика» выходит много интересных книжных серий или отдельных книг, но «Экономическую энциклопедию регионов», я считаю поистине колоссальным трудом, который имеет большое значение для будущего развития российской экономики, для знакомства огромной аудитории с историей и будущим своей страны.

Нельзя не сказать и о том, что работа издательства, имеющего столь давнюю историю, перестраивается вместе со страной, каждый его шаг выверяется временем, реалиями сегодняшнего дня. Мало создать интересную книгу, необходимо довести ее до конкретного читателя, а главное – до молодежи, ведь именно молодым строить нашу страну, вершить ее будущее. Вот почему столь серьезное внимание руководство издательства уделяет решению задачи реализации своей продукции.


Вернуться к списку статей



31.07.2007


Адрес: 123995 Москва, Бережковская наб. д.6 Телефон: +7 (495) 933-10-81 Факс: +7 (495) 933-10-81
Разработано ADT Web Solutions